khodakovsky (khodakovsky) wrote,
khodakovsky
khodakovsky

Categories:

Будет ли возрождена часовня на Митридате? Часть 1

Ибо кто из вас, желая построить башню, не сядет прежде и не вычислит издержек, имеет ли он, что нужно для совершения её, дабы, когда положит основание и не возможет совершить, все видящие не стали смеяться над ним, говоря: этот человек начал строить и не мог окончить? (Лук. 14: 28—30)

Подготовка к строительству

Часовня над могилой градоначальника Ивана Алексеевича Стемпковского была возведена на горе Митридат в 1833—1834 годах, и её крепкое здание пережило ряд исторических перипетий и просуществовало более сотни лет, устояв даже перед разрушительной силой Второй Мировой войны. Выполненная в архитектурном стиле позднего классицизма, предположительно, по проекту нового градоначальника З. С. Херхеулидзе, она вместе с Большой Митридатской лестницей и копией афинского храма Гефеста, построенными примерно в одно время, словно олицетворяла древнегреческое наследие города. Часовня была видна почти отовсюду, а потому осталась запечатлённой на многих рисунках, гравюрах или панорамных фотографиях с видами Митридата, она являлась неотъемлемой частью облика дореволюционной и довоенной Керчи.



Вполне естественно, что даже спустя полвека со времени разрушения, память о столь выделяющемся в городском ансамбле величественном христианском сооружении оставалась жить, а идея его восстановления лишь ждала своего часа. Конец XX столетия на постсоветском пространстве сопровождался как тяжёлыми последствиями распада единой страны, так и церковным возрождением, обусловленным исчезновением тоталитарного атеистического государства.

История воссоздания этого монумента началась с того, что благочинный керченских церквей, настоятель храма Александра Невского Сергий Коваль вместе с единомышленниками задумал водрузить на горе Митридат православный крест в память ранее существовавшего там церковного строения. Вскоре это начинание переросло в идею возведения новой часовни. Наиболее ранним из известных документов является обращение благочинного к городскому голове Олегу Владимировичу Осадчему от 10 августа 1999 года:

«Весь мир готовится отметить славный общечеловеческий праздник Рождества Христова.

Миссионерский отдел, православные церкви г. Керчи и референт Симферопольской и Крымской епархии по открытию и регистрации храмов в Крыму протоиерей Сергий нижайше просят Вашу Милость организовать и возглавить строительство юбилейной часовни на горе Митридат — культурно-историческом центре нашего города.

Активное благотворительное участие принимают в строительстве мемориальных сооружений к этому празднику государственные и общественные деятели нашего Отечества.

Мы верим и чаем, что это святое дело будет организовано и завершено Вами к встрече великого юбилея 2000-летия Рождества Христова».

Затем началась энергичная переписка от лица благочинного и общественной организации «Российская община г. Керчи», которую возглавлял Михаил Георгиевич Шебанов. Благодаря усилиям последнего в мае 2000 года мэру было подано коллективное прошение об оказании содействия в восстановлении часовни, подписанное руководителями национальных общин города: армянской, болгарской «Хоро», грузинской, еврейской «Гешер», итальянской «Данте Алигьери», немецкой «Возрождение» и Керченского союза казаков. В этом и последующих письмах непременно отмечалось, что финансирование проектных и строительных работ берёт на себя Керченское благочиние.

По поручению мэра прошение рассмотрел главный архитектор города Анатолий Александрович Сальников и 30 мая дал принципиальное согласие на восстановление часовни. Но для реализации плана необходимо было предоставить в исполнительный комитет городского совета заключения Керченского историко-культурного заповедника и Министерства культуры о возможности размещения часовни на включённой в охранную зону заповедника территории археологического памятника городища Пантикапей и мемориального комплекса обелиска Славы, а также согласованные в установленном порядке проектные предложения и точные данные о степени сохранности и размещении захоронения И. А. Стемпковского.

Директор заповедника Пётр Иванович Иваненко в ответ на обращения благочинного и российской общины, поданные 28 июля, сообщил в следующем месяце, что согласно решению Крымского облисполкома от 15 января 1980 года запрещены любые строительные и архитектурные преобразования в охранной зоне обелиска Славы, занимающей площадь 50×50 м вокруг подножия памятника. Кроме того, он указывал, что прилегающая к обелиску Славы территория частично изучалась в 1945 году под руководством профессора Владимира Дмитриевича Блаватского, но потребуется проведение более тщательных и дорогостоящих археологических исследований на участке строительства и включение этих затрат в смету предстоящих работ.

В ответе директора заповедника также сообщалось, что, по устным сведениям, захоронение И. А. Стемпковского не сохранилось. Остатки часовни, сильно разрушенной в период Великой Отечественной войны, были снесены ещё в первой половине 1950-х годов, а могила утрачена вместе камнями фундамента в 1966 году по нелепой случайности в ходе раскопок средневекового некрополя. После проведённых археологических исследований, в 1967 году была осуществлена реконструкция вокруг обелиска Славы впервые после 1944 года с применением землеройной техники. Тогда здесь появились и зелёные насаждения.

В том же письме Пётр Иванович подчёркивал, что часовня-усыпальница И. А. Стемпковского не являлась культовым зданием, то есть по сути была просто гробницей. С этим суждением сложно согласиться, ибо мавзолеем часовня стала считаться только в советское время после уничтожения креста и церковного интерьера. Однако именно это заключение побудило директора заповедника сделать важное замечание, что точная привязка к прежнему местонахождению необязательна, если предполагается строительство часовни в честь 2000-летия Рождества Христова, а не воссоздание старой.

Утраченный памятник располагался примерно на границе охранной зоны, поэтому для устранения препятствий юридического характера требовалось лишь немного отступить на юг при закладе фундамента. К тому же появление в 1944 году на вершине горы Митридат новой архитектурной доминанты — обелиска Славы — могло затруднить восстановление часовни на прежнем местоположении с точки зрения композиции двух близкорасположенных монументальных объектов. В этой связи могло быть целесообразнее строить часовню на некотором отдалении от исторического места.

В обращении от 16 августа 2000 года к Министру культуры Михаилу Михайловичу Голубеву отец Сергий Коваль испрашивал разрешения на постройку часовни на прежнем участке, а в случае невозможности этого — за пределами мемориального комплекса. Такого же рода ходатайство с обстоятельным изложением дела, а также просьбой о разрешении установки закладного камня 17 сентября, он направил к председателю Государственного комитета по охране и использованию памятников истории и культуры Игорю Авенировичу Баранову. За чертежами часовни отец Сергий обратился в Институт истории материальной культуры, где их, впрочем, найти не удалось. Также от лица «Российской общины г. Керчи» направлялись прошения о содействии к Министру культуры и Председателю Верховной Рады АР Крым Леониду Ивановичу Грачу.

Старания не прошли даром, и разрешения от соответствующих инстанций на строительство часовни были получены. Воплотить замысел отца Сергия был готов на личные средства совладелец одного из крупных городских предприятий. Все основные препятствия были преодолены, и можно было приступать к делу.

Часть 1, Часть 2, Часть 3, Часть 4

Tags: Керчь, Митридат, Церковь, документы, заметки, изображения, керченский музей, фото, часовня
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments