khodakovsky (khodakovsky) wrote,
khodakovsky
khodakovsky

Categories:

100-летие возобновления часовни И. А. Стемпковского

Более века вершина горы Митридат была украшена монументальной часовней-памятником в неоклассическом стиле, построенной на могиле Керчь-Еникальского градоначальника Ивана Алексеевича Стемпковского в 1834 году при его преемнике Захарии Семёновиче Херхеулидзе. Здание высотой около 10 метров с большим сквозным 4-конечным крестом на восточной стене являлось украшением и символом города и было видно отовсюду. Часовня не была приписана ни к одному из храмов и находилась в ведении города.

chapel1.jpg
Часовня до возобновления и реставрации 1914 года.

Полковник Иван Алексеевич Стемпковский (1788—1832) был признанным учёным, одним из основоположников классической южнорусской археологии. Он наметил ряд проблем, над которыми до сих пор работают современные археологи. В 1828 году по предложению Новороссийского и Бессарабского генерал-губернатора М. С. Воронцова занял должность градоначальника в Керчи, население которой тогда составляло менее пяти тысяч человек. С именем Ивана Алексеевича связано открытие всемирно известного кургана Куль-Оба (Холм пепла) и основание двух музеев древностей: в Одессе (1825 год) и Керчи (1826 год). Исполняя прямые обязанности градоначальника и заботясь об обустройстве Керчи, он всячески поддерживал раскопки, проводимые археологом Полем Дюбрюксом, а также собрал богатую коллекцию боспорских монет, переданную затем в Эрмитаж.

Он добился выделения из государственной казны внушительного ежегодного пособия в размере 50 тысяч рублей, начиная с 1829 года, для придания Керчи хотя бы сколь-нибудь благоустроенного вида. На пособие от казны и доброхотные пожертвования началось строительство православного Троицкого собора и католического костёла. Был заложен городской сад, в 1829 году для просвещения жителей открыто уездное училище, в котором помимо обычной программы преподавалась бухгалтерия, французский, немецкий, итальянский и греческий языки. К сожалению, слабое здоровье не позволило ему окончить многие полезные начинания, а самоотверженная борьба с холерой в 1830 году сильно подорвала силы. 6/19 декабря 1832 года И. А. Стемпковский отошёл ко Господу и при большом стечении народа был погребён, согласно завещанию, на вершине горы Митридат. Этот выдающийся человек, связанный с Керчью всего несколькими годами службы, настолько полюбил город, что не пожелал расстаться с ним и по смерти.

В 1855—1856 годах во время оккупации Керчи турецкими, английскими и французскими войсками часовня была разорена и многие годы стояла в запустении. Лишь с началом Первой Мировой войны в 1914 году гласный думы и педагог Станислав Антонович Красник поднял вопрос о возобновлении часовни, на что было получено благословение архиепископа Димитрия (Абашидзе).

На городские средства часовня была отремонтирована и красиво раскрашена внутри, в ней была размещена большая икона Христа, а снаружи укреплена мраморная доска в память И. А. Стемпковского. Восстановление часовни стало своего рода завершением ряда мероприятий по облагораживанию горы Митридат. В течение нескольких лет до этого по инициативе градоначальника Евгения Константиновича Климовича склоны Митридата были засажены деревьями, всюду проведены удобные дорожки к вершине горы, установлены скамьи для отдыха. Наконец весной 1914 года был восстановлен музей древностей на склоне Митридата — здание в стиле древнегреческого гефестиона, сооружённое на год позже часовни.

Освящение возобновлённой часовни состоялось в воскресенье 12/25 октября 1914 года. На гору в строевом порядке поднялись учащиеся Александровской мужской гимназии и Торговой Алексеевской школы во главе с соединённым оркестром обоих учебных заведений. Благочинный протоиерей Владимир Станиславский произнёс речь в память о покойном градоначальнике, его заслугах для науки, общества и государства. После молебна была провозглашена вечная память И. А. Стемпковскому, многие лета Царствующему Дому, нынешним градоначальнику Е. К. Климовичу и городскому голове В. В. Аверкиеву, а также гласному думы С. А. Краснику. Оркестр и хор певчих исполнили гимны «Коль славен» и «Боже, Царя храни», встреченные дружным «Ура!» По желанию собравшейся публики они были несколько раз повторены, а также исполнены гимны союзных в начавшейся войне держав: Франции, Англии и Сербии, покрытые криками «Vive la France!», «Да здравствует Англия!», «Живео Сербия!»

23 октября/5 ноября 1914 года городская дума единогласно постановила повесить перед образом Спасителя неугасимую лампаду и ежегодно 12/25 октября совершать около часовни панихиду по покойному градоначальнику, а охрану памятника поручить сторожу митридатского отделения музея древностей. На содержание часовни из бюджета было выделено 100 рублей в год.

С приходом советской власти часовня была вновь разорена, лишилась креста и использовалась для хозяйственных нужд. Во время Великой Отечественной войны, в результате боёв 1941–1942 годов, здание заметно пострадало, было пробито снарядом, потеряло оба портика и нуждалось в реставрации.

chapel2.jpg
Часовня в 1942 году.

Фактически именно около часовни Стемпковского окончилась героическая и трагичная история Эльтигенского десанта: совершив в течение полутора месяцев невозможное, 2 тысячи выживших десантников в ночь с 6 на 7 декабря 1943 года оставили Эльтигенский плацдарм и прорвались к городу, заняв вершину Митридата. В течение недели продолжались упорные бои, которые закончились 12 декабря эвакуацией остатков десанта. В заключительной части романа «Огненная земля» (1946) Аркадия Алексеевича Первенцева описывается бои у часовни на вершине Митридата:

«Десантники ворвались на последнюю, четвертую, вершину Митридата. Многие ползком, на четвереньках, сцепивши судорожными пальцами своё оружие, чуть ли не в зубах держа последние запалы для гранат. С гранатами и оружием они бросились на врагов, захвативших часовню — последний укреплённый кусок горы, и молча, с хрипом, выбили, вырезали тех, кто там ещё пытался сопротивляться. Заросшие бородами, израненные, ворвались они сюда, принеся ярость мщения и тоску по загубленным немцами жизням. Бойцы Огненной земли взлетали сюда как первые орлы, начавшие полет до Измаила.

…Невдалеке от часовни быстро сложили в кучи обломки патронных ящиков, ивовых корзин от снарядов, выброшенные из блиндажей матрацы и разную рвань. Все это сверху полили керосином из немецких канистр. Костры загорелись. Вначале поднялся чёрный дым, а потом светлое пламя. Дым посветлел и высоким столбом поднялся кверху. Огни загорелись под рёв истребителей. Лётчики снижались, проносились низко над вершиной, раскачивали крыльями, на которых краснели советские звезды. Пикировщики сбросили бомбы у подножья первой вершины и не по курсу уходили, атакованные шестёркой «Яковлевых». От таманских берегов снимались корабли поддержки. Их вёл Курасов, ещё ничего не знавший о гибели своей невесты.

Возле часовни, с наветренной стороны, расположилась группа моряков и красноармейцев. Они сидели на корточках и на ящиках и жадно курили. Степняк с усталым видом протянул вновь подошедшим красноармейцам пачку трофейных сигарет и к ним потянулись окровавленные пальцы. Внизу, по шоссе, открытому первым лучам солнца, бежали автомашины. Германские солдаты умело спрыгивали и сейчас же ложились, а затем перебегали змейкой ближе к горе, накапливаясь у подножия. С хитроватым безразличием смотрел на эту картину Степняк».


После освобождения города в 1944 году во время строительства на Митридате обелиска Славы было принято решение не проводить ремонт часовни, а взорвать этот символ старой Керчи, ставший памятником и свидетелем войны. Однако сразу её разрушить не удалось и во время торжественного открытия нового обелиска 8 октября 1944 года одна устоявшая стена, испещрённая пулями и осколками, ещё укоризненно высилась над грудой камней и массой собравшихся людей.

chapel3.jpg
Остов недорушенной часовни — церемония открытия Обелиска Славы 8 октября 1944 года.

Архитектор Борис Михайлович Надёжин в своей книге «Архитектура мостов» (1989) оставил следующие воспоминания о сносе митридатской часовни:

«22 апреля, переправившись через пролив, я пошёл в Керчь, до которой от причала по дороге 17 км, увидел город на одиннадцатый день после изгнания гитлеровцев. Ещё громоздились над речкой Мелек-Чесме свалившиеся друг на друга два танка, на земле — шинели с высохшей кровью. Изуродованные артиллерией, разбитые бомбами городские здания, улицы; взрытый снарядами с моря склон горы Митридат усеян терракотовыми, чёрными, белыми тонкими черепками греческих керамических изделий. На вершине горы часовня — памятник археологу И. А. Стемпковскому — пробита снарядом. На склоне, обращённом к морю, от созданного им храма-музея остались развалины. Остатки колонн, древних греческих ваз на уцелевшем каменном стилобате.

Во время войны много городов было в руинах. По степени разрушений Керчь превзошла всё, что я видел, и может быть сравнима только со Сталинградом, в котором мне довелось побывать после.

…На вершине горы нас ждала группа военных. Капитан стал показывать мне проект обелиска. В военных шинелях все кажутся одинаковыми. Занятый профессиональным обсуждением, я смотрел на чертёж, а не в лицо собеседника, пока капитан не сказал: — А ведь мы с Вами знакомы! Действительно, мы же вместе учились в Сибирском художественно-промышленном техникуме им. Врубеля. Алёша Киселёв, но без кудрей — вот неожиданная встреча! Не виделись лет пятнадцать, с Омска. Однако не до воспоминаний. По памятнику у меня были возражения, считал недостатком: во-первых, композиционно форме обелиска соответствует горизонтальное основание, а не вершина горы, а во-вторых, место занято историческим памятником-ротондой над могилой археолога И. Стемпковского, который следует отремонтировать, а сносить недопустимо. Киселёв отстаивал свой проект (там была его подпись) основным доводом: — Проект уже утвердил профессор Гинзбург. После встречи на Митридате с Алёшей мне увидеться больше не довелось. Ротонду взорвали, обелиск построили, но на табличке автором написан не А. Киселёв, а М. Гинзбург».


На этом трагическая история памятника не окончилась. Из-за недальновидности археологов в ходе раскопок средневекового некрополя на Митридате в 1966 году могила и прах И. А. Стемпковского были утрачены вместе с фундаментом часовни.

Возможность обсуждения вопроса возрождения часовни возникла лишь с распадом Советского Союза. А 17 сентября 2000 года митрополитом Симферопольским и Крымским Лазарем и городским головой О. В. Осадчим была произведена закладка часовни в честь 2000-летия Рождества Христова. В следующее десятилетие разрабатывались различные проекты будущего здания, но к его строительству так и не приступили. А собранная горожанами в 2009—2010 году значительная сумма на возведение часовни была израсходована городским руководством на реконструкцию прилегающей к обелиску Славы территории.

Таким образом, вопрос о восстановлении часовни остаётся открытым, а взятые городским руководством обязательства — действующими. Хотелось бы надеяться, что с возвращением Крыма в состав России часовня-памятник, олицетворяющая в себе начало русской Керчи, снова займёт своё историческое место и освятит весь город силой Господнего Креста.

Братья Константин и Владимир Ходаковские, 2014 год.
Tags: Керчь, Крымская война, Митридат, Церковь, война, заметки, люди, памятник, события, часовня
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment